Архив

Март 2017 (1)
Январь 2017 (1)
Декабрь 2016 (3)
Ноябрь 2016 (2)
Октябрь 2016 (2)
Сентябрь 2016 (5)
ОПРОС

Каким авто топливом Вы пользуетесь?

    98-м бензином
    95-м бензином
    92-м бензином
    80-м бензином
    Дизельным
    Газом
    Сеном! Н-но-о-о!!!
    Чем позавтракаю, на том и перемещаюсь :)
 
 

Вера Николаевна Часовских


Родилась в 1980г. в с. Синие Липяги Нижнедивицкого района, Воронежской области. С раннего детства проживает в г. Бутурлиновка. Окончила педагогическое училище. Работает преподавателем в воскресной школе Покровского храма. Стихи пишет, в основном, на духовную тему.
Пахнет ладаном
Всё мне кажется-пахнет ладаном:
Из трубы сиреневый дым,
И сады, когда им краса дана,
И осенних ветров следы.
Хорошо мне по свету белому
Так ходить, словно всюду храм.
Аналоями* крыши сделаны,
Чтоб небесное видеть нам,
Подражать светозарным радугам,
От печали сердце храня. ...
Мне сказали, что пахнет ладаном,
Пахнет ладаном - от меня.

аналой* - в храме столик с наклонной поверхностью, на котором находятся иконы.
***
Холода о небесном поют,
Эту песню я, Господи, знаю,
Каждый день, каждый час вспоминаю
Бесконечную милость Твою.
Сколько раз Ты меня выводил,
Точно в сказке "Морозко" - с дарами,
Из опасной заснеженной ямы,
Из пленения демонских сил.
Сколько раз, поучаясь любить
И молясь, поступала я смело
И, как юная Герда, умела
Сердце - льдинку до слёз растопить.
Сколько раз, встретив солнце, тепло
После долгой зимы в подземелье,
Как Дюймовочка, с тайным волненьем
Я садилась на чьё-то крыло.
И летела, летела туда,
Где царит благодатное лето,
Где поют Тебе Ангелы света
Ту же песню, что здесь - холода.


Новогодняя молитва
Метелями заперта дверь на засов.
Петляет позёмка седая,
Впервые я с боем кремлёвских часов
Желания не загадаю.
Оно б и сбылось, может быть, как и те,
Доверенные бездумно
Какой-то далекой холодной звезде
Под всплеск новогоднего шума.
Но суетность эта крадёт благодать,
Туманит небесные очи.
Нам надо, нам нужно молитву шептать
В сиянье младенческой ночи,
Чтоб Ангелы пели иод сводами крыш,
Чтоб отроки были послушны,
Чтоб резкий мороз приносил с собой тишь,
Не ранил - учил бы терпению лишь
Бессмертные нежные души.

***
Сияют крошечные ели
В лучах лампадного огня,
Лежит в яслях Богомладенец.
И мирно смотрит на меня,
И уст Своих не отверзая,
Так ясно, прямо говорит,
Что ждёт меня страна иная,
И путь нелёгкий предстоит.
Я помню во Египет бегство
И вопль в Давидовом краю,
И так же искренно, как в детстве,
Христу вверяю жизнь свою
Не страшен с Ним свистящий ветер,
Ни смерть, ни жизни суета.
Не только в эту ночь - всегда
Мне Бог дороже всех на свете.

***
Ложится на плечи вьюга,
На сердце тепло и странно:
Мечтает моя подруга
Войти в алтарь невозбранно.
Я часто ей объясняла.
Что быть такого не может,
Она смиренно молчала,
И я замолкала тоже.
Как шипа, душой свободной
Она неземного чает.
Узнала я лишь сегодня,
Что можно! Что так бывает!
Ложится на плечи вьюга
На сердце тепло и странно,
Мечтает моя подруга
Войти в алтарь невозбранно.

прим: в алтарь женщинам входить запрещено, за исключением имеющих монашеский чин.
Лесная "аллилуйя" Прийти домой к вечерней бы звезде... Дорога - через лес... Спешила ею. Мне страшно, только верю: Бог-везде, С Отеческой любовию Своею. "Он может всё, ведь всё на свете Им И движется, и дышит, и живится", Так молвил дуб, что сотни лет храним, И призывал старательно молиться. "Он - Троица, и разуму всегда В сей тайне тесно, сердцу - вольно-вольно" Шептала снегом ставшая вода, Чуть серебря сугробистые волны. "Воскресший!" - ликовала неба синь, - "И люди вес в телах воскреснут новых!" И пела я ответное "аминь" Под музыку аккордов славословных. Из леса вышла светлой, как свеча, На мне была искрящаяся шуба С покатого соснового плеча, А впереди ютился город грубый. Там "что-то есть" о Боге говорят И там мой дом. Спокойно в нём усну я, Приснится: храмы весело звонят, Знакома всем лесная "аллилуйа". *** Как только по улицам серым, притихшим Пройдётся украдкою сон, Меня силуэты заблудших детишек Со всех окружают сторон. Не знают молитв и гадают по звёздам, Хоть чужды им зависть и лесть, И кто-то из них вопрошает серьёзно: "А правда, что Боженька есть?" Прошу я Тебя, всеобъемлющий Отче, Хотящий творенье спасти, Сподоби сих малых от призраков ночи К церковным дверям подвести. Возрадуясь, Ангелы слезы осушат В цветущем нетленном краю За милостью Божьей покрытые души, За детские и за мою. *** Распеваюсь в лесах светлоглазое лето, Нарисованный луг мёдом пах, тишиной, Засыпала печаль за оврагами где-то, Не желая уж более спорить со мной. От чистейшей любви обнимать мне хотелось Все цветы полевые, всю землю вокруг. И я тоже, как лето, о вечности пела, И о вечности пел мой задумчивый друг. Солнце славой Творца непрестанно сияло, Начинала душа незаметно сиять. И я только потом, с листопадом, узнала То, что это со мною была благодать. * * * Молюсь о тех, кто плавает далече, Кому в лицо волною бьет гроза, В мои от слез отвыкшие глаза Глядят всегда заплаканные свечи. Спокойные хранители огня… Никак, никак не выдержать их взгляда! Мне стать такой, как эти свечи надо. Мне стать такой, как эти свечи надо, Чтоб в Судный день Господь признал меня. * * * Перезвон колокольный, просящих ладони… Ярко-желтые свечи воскресного дня… За копейку старик, что страдая, не стонет. Три поклона земных положил за меня. И пошел в храм другой неприметной тропою, Осторожно неся сквозь пургу благодать, Чтоб смиренно принявшею милость рукою, «Все свое пропитанье» просящим раздать. * * * Как нелегко отречься от земного Тому, кто засыпал под скрип колес, Смотрелся в зеркала звенящих рос И ждал, чтоб ветер горести унес, Молился и грешил пред Богом снова. Душе его все шепчет: «Подожди! Тяжелый крест горбатит людям спины, Когда-нибудь покаешься, не ныне, Когда покроют головы седины Или пройдут пьянящие дожди…» Он ждет, но неспокойно сердце все же, И майским днем не пахнет медом мед, Не хочется совсем смотреть вперед, Раздумывает, искривляя рот, Кряхтит: «За что? За что мне это, Боже?». Но наказаньем милует Господь: После грозы над съежившимся лугом Не улыбнутся радужные дуги, Врасплох настигнут грешника недуги – Их самому никак не побороть! Тогда бессонный свет в прозрачной рани Прозреньем заискрится, как во сне. …Спаситель скажет тихо - в тишине: «О род лукавый! Почему ко Мне Приходишь только с грузом испытаний?». В храме Адамову печаль изображая, У царских Врат молился иерей,* И девушка, шепча: «Я всем чужая… О, Боже мой, хоть Ты меня согрей», - Стояла сиротливо у дверей. Я видела ее и трепетала, Что рядом – двери, так легко уйти, Что в храме в час вечерний света мало, Как на ее страдальческом пути, Я с ней просила: «Господи, прости». И видели ее, просили с нею Святые все и Приснодева Мать, И становился мир вокруг яснее, И заполняла сердце благодать, И продолжала девушка стоять… Потом ее все время я встречала В сиянье литургии, в пенье дня. Церковной жизни тихое начало, Церковной жизни горькое начало- Оно такое ж, как и у меня. *иерей - священник Преображение Когда хохочет девушка задорная, Всему земному всю себя даря, На ней я представляю платье черное И головной покров монастыря. И видится мне свет преображения, И стонет, отступая, вражья рать, И чувствую в душе своей смирение, Которое не может осуждать


Авторизация на форуме
Имя:      
Пароль:
Автоматический вход