«На работу берем ребят после армии»

- Здравствуйте, меня зовут Лариса Махлеева. Я хотела бы узнать, чем ваша работа отличается от деятельности милиции? И как вы взаимодействуете с органами внутренних дел?

- УФСКН координирует действия правоохранительных органов в сфере борьбы с незаконным оборотом наркотиков (НОН). Закон нам предоставил все полномочия уголовно-процессуальной деятельности. Взаимодействие с органами внутренних дел так же, как и другими органами, осуществляется по двум основным направлениям: первое - выявление и раскрытие преступлений, связанных с НОН, второе - профилактика немедицинского употребления наркотиков. Силовые структуры постоянно обмениваются оперативной информацией, планируют и проводят межведомственные оперативно-профилактические операции. А для расследования наиболее сложных уголовных дел в отношении организованных преступных сообществ создаются межведомственные оперативные группы. Работа Управления наркоконтроля отличается тем, что мы занимаемся в основном выявлением каналов поставки наркотических средств, в том числе их контрабанды. Еще одно из направлений - профилактика наркомании среди молодежи.

Множество людей предпочитает жить в частном доме, чем в квартире, так как в частном доме гораздо больше свободы. К примеру, в частном доме вы можете построить настоящий камин, чего нельзя сделать в квартире. Как выбирать тру бы для каминного дымохода, так как это внутренние и не слишком заметные, хотя и важные работы. Гораздо интереснее будут выглядеть внешние работы, а именно интерьер камина.
- Здравствуйте, я Евгений Токарев. У нас сейчас не привлекают за употребление наркотиков?

- За немедицинское употребление привлекают к административной ответственности. Уголовная ответственность наступает за хранение, изготовление, приобретение, перевозку наркотиков, если превышен минимальный вес. Для героина, например, этот минимум составляет 0,5 грамма, для опия - один грамм, для марихуаны - шесть граммов. Изъяли на 0,1 грамма больше - уже возбуждается уголовное дело за хранение. Но преступления, связанные со сбытом наркотиков, относятся к категории тяжких и особо тяжких. Уголовное наказание за их совершение более строгое, независимо от веса любого наркотика - даже за 0,01 грамма.

- Валентина Петровна Духанина из Терновки беспокоит. Я журналист на пенсии, почти 30 лет освещала тему правопорядка, и мне небезразлична проблема наркомании в стране, области и, конечно, в нашем районе. Ситуация с наркоманией была бы не такой страшной, если бы не нынешняя социально-экономическая обстановка. Из-за безработицы молодежь уезжает в город и промышляет там, как может. Будут ли щит и меч нашей милиции в будущем более крепкими? И каким образом они будут действовать на периферии?

- Щит и меч у нас и так крепкие и будут еще крепчать, я думаю. Количество выявленных преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, растет. Например, в 2003 году, когда УФСКН только было создано, раскрыли всего 106 правонарушений. В 2005-м уже 892. А в минувшем году - 1234. Это говорит о том, что все правоохранительные структуры очень активно работают в этом направлении. Никакой поблажки людям, занимающимся наркотиками, не будет. Что касается вопроса с трудоустройством, думаю так: кто хочет работать - ищет возможность, кто не хочет - находит причину. От торговли наркотиками и оружием доход 1000 процентов - это «легкие» деньги. Так зачем же, рассуждают некоторые, вкалывать за гроши? Как правило, те, кто торгует наркотиками, сами их не употребляют.

- Вас беспокоит Сергей Михайлович. Мой сын хочет поступить в наркоконтроль работать. Судим не был, в армии служил, юрист по образованию - подходит по всем параметрам. Хочет бороться с преступностью...

- Сергей Михайлович, пусть приходит. Если действительно служил в рядах вооруженных сил и не имеет по здоровью противопоказаний, возьмем на работу. С 1 января ввели закон: чтобы работать в силовых структурах, парень должен отслужить в армии.

Откуда к нам везут наркотики

- Добрый день, меня зовут Светлана Лепихова. Александр Михайлович, откуда в нашу область везут наркотики?

- Хочу отметить, что климатические условия нашей области позволяют выращивать мак и коноплю. Поэтому наибольшее распространение получили наркотики опийной и каннабиоидной групп (из разных видов конопли (от лат. Cannabis): марихуана, гашиш). С другой стороны через территорию области проходят транзитные каналы доставки наркотиков в центральную часть России и Европу из Афганистана, Турции, Закавказского и Кавказского регионов. Синтетические наркотики поступают из Москвы и Санкт-Петербурга. В прошлом году выявили четыре факта контрабанды с Украины. Тайники устраивают где угодно - даже в дынях и арбузах. Один попытался провезти наркотики в банке с салом. А недавно задержали машину, в которой наркотики были спрятаны в бензобаке.

- А только к нам везут? Или от нас тоже?

- И к нам везут, и от нас везут. Из Воронежа в основном пытаются переправить в Москву марихуану.

- Здравствуйте, вас беспокоит Виктория Жиброва. Скажите, пожалуйста, как обстоит дело с наркотиками в нашей области по сравнению с другими крупными городами?

- Наркоситуация у нас не «хуже» и не «лучше», чем в других регионах России. Единственное, что отличает - у нас практически нет «тяжелых» наркотиков. Естественно, и их изымаем, но немного. Хочу сказать, что сейчас в области наступил наркотический «голод»: достать тот же героин практически невозможно. Поэтому на смену ему пришли семена мака.

Город заполонил «нестандартный» мак

- Я Василий Петрович, живу в районе ВАИ. У моей знакомой внук-наркоман заложил квартиру. Все знают, что наркотики - страшное зло. Но на улице Туполева и местном базаре открыто торгуют. Почему никто ничего с этим не делает? (Ольга Петрова из Россоши тоже сообщила, что в ее городе торгуют маковой соломкой. Ирина из Борисоглебска назвала адрес частного дома, где промышляют тем же. Подобный вопрос возник и у Валентины Ивановны из Воронежа. Кроме того, по электронной почте нам прислала письмо Татьяна. Она сообщила о торговле в районе цирка и Березовой Рощи. Все наши читатели возмущены этим. - Ред.)

- ВАИ в этом отношении - самый неблагополучный район города. Скорее всего, вы говорите про маковую соломку. Дело в том, что семечко этого цветка не является наркотиком, зелье варят из «грязного» мака с примесями соломки. Сейчас продают мак, который не соответствует стандарту ГОСТа, с многочисленными примесями. На глаз его не отличить от обычного, только стоит он в разы дороже, и продают его не в маленьких пакетиках, как кондитерский мак, а в больших. Из такого как раз и делают раствор ацетилированного опия. Проблема страшная! Случаев передозировки масса! В прошлом году в области официально зарегистрировано 80 случаев. Беда в том, что запретить продажу этого мака мы не можем, так как это в компетенции Росторгинспекции. Именно они занимаются нарушениями ГОСТа. Но мы стараемся противостоять, как можем. Семена, которые не соответствуют стандарту, изымаем из торгового оборота. У нас на складах уже около 40 тонн такого мака накопилось! Торговцев предупреждаем, что в случае повторного задержания их привлекут к уголовной ответственности. Такие дела уже есть. Если добьемся обвинительных приговоров, возможно, ситуация сдвинется с мертвой точки. Адреса все я записал. Будем проверять, изымать, возбуждать уголовные дела. Спасибо за информацию!

Люди боятся жаловаться на притоны

- Здравствуйте, меня зовут Мария Ивановна, звоню из Бутурлиновки. У нас «работают» притоны (женщина называет сразу два адреса, через дом друг от друга. - Ред.). В одном варят, в другом продают. Куда мы только не обращались, всех просим, плачем! И к начальнику милиции ходили, в ноги падали - ничего не меняется! (Кстати, из Бутурлиновки нам позвонили на «Прямую линию» еще два раза и сообщали одни и те же адреса. Женщина, которая не захотела называть свое имя, к сообщению прибавила: «Мой сын - наркоман со стажем. Конечно, вина за это на мне. Когда он начинал, ездил в Поворино, Новохоперск. Сейчас там зелья нет - туда уже не ездят. Зато к нам теперь со всей округи стекаются - из Калача, Воробьевки, Таловой, Павловска...». - Ред.)

- Мария Ивановна, я вам лично обещаю, что изменения произойдут.

- Будем надеяться, - тихо говорит женщина, начинает плакать и кладет трубку.

- Здравствуйте, меня зовут Наталья Ивановна. У нас соседи снизу варят наркоту. Они нас уже совсем отравили, все пары к нам идут. (Женщина назвала фамилию мужчины, конкретный адрес, номер его квартиры и своей - Ред.)

- Прямо сейчас сотрудники выедут на место. Посмотрят, что там. Если притон, будут документировать и привлекать к ответственности. А вам сообщат о принятых мерах. (Александр Михайлович тут же позвонил по сотовому подчиненным и отправил их проверить поступившую информацию - Ред.).

Мы созвонились с генерал-майором, чтобы узнать о результатах: «Подтвердилось, что в этой квартире живет мужчина, употребляющий наркотики. Для того, чтобы доказать, притон это или нет, нужно время. Теперь адрес известен, будем принимать меры», - сообщил Александр Солодов. Еще две женщины сообщили о притонах в городских квартирах Воронежа: Валентина Демьяновна из Северного района и женщина с улицы Небольсина. Представляться последняя отказалась. Сообщила только, что звонит по просьбе всех жильцов своего подъезда.

- Сложность документирования притонов заключается в том, что по телефону говорят все, - комментирует Александр Михайлович. - А когда оперативники начинают обходить подъезд, опрашивать соседей, все в один голос говорят «ничего не знаем». Но ведь нужны свидетельские показания! Все боятся...

Больше доверия!

- Меня зовут Анна Мещерякова. Сейчас по Воронежу ходит автобус, на котором написан телефон анонимной службы: мол, сообщите, где «торгуют смертью». Хотелось бы знать, много ли людей обращаются и действительно ли этот номер телефона анонимный?

- Это действительно так. (4732) 777-234 - номер, по которому нужно сообщить, где торгуют наркотиками. Здесь никогда не спросят ни фамилию, ни адрес. Определителя номера нет тоже. Если появится желание проверить, как ваша информация отработана, позвоните по телефону (4732) 53-13-51. Скажите: тогда-то я звонила, сообщите результаты. Звонков много: в 2007 году поступило около 530 сообщений. 80% из них получили подтверждение.

- У меня еще один вопрос. Моя подруга - фармацевт. Часто к ней приходят парни, покупают кодеинсодержащие анальгетики - пенталгин, седальгин. Из них как-то вытягивают псевдоморфины. Эти лекарства отпускаются без рецепта, и аптекарь не может отказать в продаже. Разве что солгать, что их нет в наличии. Может ли наркоконтроль выступить с инициативой, чтобы эти таблетки отпускались по рецепту врача?

- Это вопрос к Мезенцеву, начальнику Управления здравоохранения. Больными он занимается, мы-то правоохранительная структура. Мы не боремся с наркоманами, мы занимаемся выявлениями каналов поступления наркотиков. А с больными... Есть люди, которые паленую водку пьют, к примеру. Как им запретить? Если в торговле эти лекарственные средства не запрещены, мы не можем ограничить их реализацию - нет таких полномочий.

© Copyright 2005-2019. Полное или частичное копирование материалов запрещено, при согласованном копировании активная ссылка на ресурс обязательна.

^ Наверх